Таблетки Ираклия. (Константин Тарчевский)

Мерзкая вещь – бессонница. Если днем есть, чем заняться, то, что делать ночью? Если у тебя есть жена (муж), или подруга (друг), — тогда одно дело, а если нет? – так думал Ираклий, тщательно перемешивая в чашке слабо заваренный чай.
Из часов вылезла кукушка, скорбно посмотрела на хозяина, и вернулась в гнездо. Проблему со сном нужно было решать.
Ираклий оделся, взял целлофановый пакет с нарисованной на нем коровой, и вышел на улицу. До ближайшей аптеки было два квартала и переулок.
— Дайте мне что-нибудь от сна, как от головы, — попросил он полную продавщицу, зевавшую так, что можно было наблюдать вполне здоровые гланды.
— Вот! – произнесла продавщица, протягивая ему ярко – красную упаковку с иностранной надписью – «Сонзиспид».
— А помогает? – осторожно осведомился Ираклий, смутно не доверяя фармацевтике, и чувствовавший в названии препарата скрытую угрозу.
— Еще как! – твердо заверила представительница медицины, и запахнула на талии халат.
Пришедши, домой, Ираклий разложил на столе содержимое коробочки, и предался размышлениям.
— Это не просто таблетки, — думал он. – Это – избавление. От страхов, проблем и неуверенности в завтрашнем дне. Выпил – и все исчезает.… До утра. А дальше – как в песне, которую вряд ли можно считать лебединой…
В инструкции по применению было сказано, что нормой для взрослого человека является одна таблетка, которую необходимо выпить за полчаса до предполагаемого сна. Ираклий выпил, и стал ожидать эффекта.
Тридцать минут прошли, а эффект не приходил. Возможно, он ошибся дверью, или взял отгул. Пришлось пить вторую, а потом и третью. Внезапно комнату залил яркий свет, в углу лопнула шаровая молния, и из платяного шкафа появился Сократ.
— Да ты, я вижу – балбес! – обратился он к расстроенному таким обращением Ираклию. – Кто не СПИД – тот не Первомай. И в этом случае предлагаю тебе разгадать загадку: На златом крыльце сидели – царь, царевич, король, королевич. Кто из них является держателем контрольного пакета акций пищевкусовой фабрики, а кто просто вышел на крыльцо подышать свежим воздухом?
— Не знаю, — пробормотал измученный бессонницей человек, рассматривая высокий лоб философа, и недоумевая – каким образом, имея столь хорошо развитые лобные кости можно быть таким дураком.
— Поменьше думай! – посоветовал Сократ, превратившийся в Мэрилин Монро, и обнажая правую грудь.
— Так ходили в древней Греции, — сообщила Монро фальцетом, и заливисто захохотала.
— Где мой меч? – спросил Дамокл, удивительным образом поместившийся в граненом стакане, и корчивший оттуда рожи.
— Что за бред! – справедливо возмутился Ираклий, но тут ему на спину свалился Фридрих Энгельс.
— Идиоматические выражения, свойственные простонародной речи, – начал он свою проповедь – не позволяют понять существующую концепцию происходящего…
Монро схватила Энгельса за бороду, и привлекла к себе.
— Возьми меня, старичок, — предложила она – и перестань нести ерунду.
— Дадут мне меч, или нет! – заорал Дамокл, наблюдавший эту сцену с чувством глубокого отвращения.
Раздался стук в стену, и приглушенный кирпичной кладкой голос поинтересовался – кончится ли когда-то это все, или нет. Тут Ираклий заметил, что он держит в руках две расписные ложки, и он исполняет ими отрывок из оперы Вагнера «Кольцо Нибелунгов».
— Нельзя же так бессовестно перевирать мотив! – возмутился сидящий на люстре Вагнер, — надо так: — Тим пам пам, Тим пам пам…
А потом все померкло, и Ираклий пришел в себя только к вечеру следующего дня.
Пришел, и вспомнил знаковую фразу работника аптеки.
— Еще как помогает! – повторил он пророческие слова. – Еще как…

Похожие посты: