Пир царя Валтасара. (Константин Тарчевский)

Проходя мимо высотного строения, гражданин по фамилии Н услышал свист, перешедший в звук, который издает гонг.
— Буммм…
Этот звук был создан черепной коробкой гражданина Н, с которой он не расставался последние тридцать лет.
— Неплохой резонатор… — успел подумать Н, прежде чем ойкнуть и погрузиться во тьму…
Тьма, впрочем, скоро рассеялась, и Н обнаружил себя лежащим на разноцветном коврике, находившемся в здании, которое, судя по первичным строительным признакам — напоминало дворец. Стены были расписаны масляной краской, на потолке висели ятаганы, и прочая белиберда, а напротив того, о ком идет речь – на резном троне расположился толстый мужчина с окладистой бородой, немного напоминавший Карабаса — Барабаса.
— Царь – представился он и дружески улыбнулся. – Приглашаю на ежегодный пир.
— Какой царь? – ошалело спросил Н.
— Вавилонский. Валтасар. Какой же еще? – ответил царь и воздымил кальян. – А ты кого ожидал здесь встретить – Ивана Грозного?
К счастью для Н, собиравшегося возразить глупостью, огромный зал наполнился рабами, что было видно по рабскому выражению их лиц, и угнетенности, омрачающей чело. Рабы суетились, шелестели скатертями, протирали тарелки, делая еще много крупных и мелких дел, предшествующих грандиозному обеду. Среди них Н заметил людей с желтой кожей.
— Скажите, Валтасар, — обратился Н к царю, который, докурив кальян, возжигал новый, — а какой национальности ваши рабы?
— В основном – вавилонской, хотя есть нубийцы, тубусы и кактусы. А те, кто с желтой кожей – сейчас болеют желтухой. А ты что – националист?
— Нет, — быстро ответил Н, — я и сам тубус.
— Ты – даун! – рассердился царь, — сиди, и не мешай! А впрочем – вот тебе дело! — и протянул Н велосипедный насос с комплектом сморщенных надувных шариков, которые предстояло заполнить воздухом.
Между тем прислуга уже расставляла угощение. Куры и утки, пойманный в низовьях Нила крокодил, козлы и бараны. И снова козлы: – вот малый перечень того, что предстояло съесть гостям.
Наконец, посредине стола водрузили огромное блюдо, накрытое серебряной крышкой.
— Что это? – вполголоса спросил Н у одного из прислуживающих.
— Жареный компот, — так же тихо ответил тот и приложил палец к губам. Н понимающе кивнул головой.
— Пора! – возгласил Валтасар, и ударил жезлом в пол.
Низкорослый слуга подскочил к Н, и ударил его два раза по голове длинной палкой.
— Буммм! Буммм!
— Так вот, отчего я здесь! – догадался Н.
— Не хочешь ли яйцо? – заботливо обратился к нему появившийся по правую руку фокусник Дэвид Копперфильд.
— Хочу – ответил Н.
— Ну, и ешь… — сказал Копперфильд и отвернулся.
Гости появлялись за столом постепенно и внезапно, как появляются после дождя грибы. Среди них Н заметил много знакомых лиц.
— Это кто? – наклонившись к уху иллюзиониста, шепотом поинтересовался Н, указывая пальцем на странную пару.
— Это – Исаак Ньютон с невестой, — охотно принялся объяснять ему Копперфильд. Он с ней всегда приходит. Один раз он воспользовался ее пальцем для того, чтобы почистить трубку (это исторический факт), и теперь без нее не может, хотя она накупила ему тонну щеток.
— А этот, который разговаривает с дыркой в стене, – продолжал он, предвосхищая очередной вопрос Н, – граф Толстой. Писатель. Не стоит думать, что он сошел с ума. В дырке – ящерица. Его постоянный собеседник. Такая у него причуда, и это тоже исторический факт. А теперь скажи: – издаст ли звук вата, упавши на фарфор?
Н промолчал, и фокусник занялся устрицей.
К удивлению Н, побывавшему на многих торжествах – на столе совсем не было спиртного. Только лимонад. Угощавшиеся подъедали то, что оставалось на тарелках, и непонятно почему посматривали то на ничем не примечательную стену, то на Валтасара. Валтасар краснел, волновался, и делал вид, что не замечает обращенного на него внимания. Наконец причина волнения царя стала ясна:
На стене медленно появились три слова – «Мене. Текел. Фарес.», что, как понял Н, в переводе с вавилонского должно было означать – «Пиво. Вино. Водка». За стеной, очевидно, находилось то, чего так не хватало гостям, и то, чего они ждали весь вечер.
Надпись, обещавшая все радости жизни — была, а двери на стене не было, и получалось, что напиться мог только Копперфильд, пройдя сквозь стену, что он и попытался сделать. Не вышло. Буквы на стене мерцали все ярче и ярче, и из стены начала вылезать дверная ручка, но вдруг надпись исчезла, а ручка втянулась обратно, как будто там ее никогда и не было.
— Опять? – завизжала невеста Ньютона. – Каждый год одно и то же!
— Бей его! – закричали гости, которым эта шутка приелась.
Зазвенела разбитая посуда, погас свет, кто-то вручил Н кактус – и все растворилось в запахе лекарств…
***
— Повезло вам! – сухопарый доктор рассматривал на свет рентгеновский снимок. – Был бы он покрупнее…
— Череп? – слабым голосом спросил Н, ощупывая находившиеся на голове бинты.
— Кобель! – ответил врач. – Вам на голову упала гулявшая по балкону собака. Хозяйка задержана, и дает показания. А вам мой совет: — Постарайтесь, идя по улице – почаще посматривать вверх.
— Постараюсь! – пообещал Н.
И показал доктору дулю.

Похожие посты: