Остров сокровищ. (Константин Тарчевский)

На петлявшей сквозь песчаные дюны тропинке, ведущей к покосившемуся от времени трактиру «Адмирал Бенбоу» появился очень пожилой, но удивительно бодрый для своего возраста моряк.
— Траля – ля, траля – ля, — напевал он, подскакивая от избытка энергии.
За барной стойкой трактира стоял отталкивающего вида юноша, по имени Джим Хопкинс, и пил ром.
— Здорово, приятель, — приветствовал его моряк, вешая на вешалку треуголку, и близоруко щурясь в окно, за которым виднелось море. – Неплохой у вас пейзаж. Жаль, только, что воон та скала закрывает вход в гавань.
— Не нравится наш ландшафт? – поинтересовался юноша, и – хватил посетителя по голове стулом.
Посетитель упал, а юноша вытащил из-под стойки пилу и отпилил тому ногу.
— Как зовут? – вопросил он моряка, останавливая кровь и набивая себе трубку.
— Билли Бонс! – простонал несчастный, корчась от боли.
— Теперь ты – Джон Сильвер! Так тебя зовут! – процедил Хопкинс, выпуская изо рта струйку едкого дыма.
— Почему? – тонким голосом спросил пенсионер.
— Если будешь много знать – скоро состаришься, — пошутил Джим, засунул мореходу в рот черную метку, и предложил следующее:
— Давай, — сказал он – самое ценное, что у тебя есть, а именно: — карту острова сокровищ, а то отрежу руку.
— На! – рыдая от страха, протянул извергу карту старый мореплаватель, и – затих, а
Джим Хопкинс отправился к своим собутыльникам доктору Ливси и сквайру Трелони, у которых под угрозой немедленного расчленения изъял деньги, и нанял шхуну под названием — «Эспаньола». А также капитана Смоллетта лично.
— Стройся! – скомандовал Джим команде в день отплытия, и тут заметил корабельного кока, у которого одна из ног была деревянная, и на плече сидел попугай. – Фамилия?
— Джон Сильвер, сэр! – отрапортовал кок, чем привел Хопкинса в безумие.
— Ты опять здесь? – закричал он страшным голосом. – Сделал себе пластическую операцию? – и швырнул в повара кабестаном.
Кок покатился по палубе, а Джим уселся на него, и уже упоминавшейся пилой принялся отпиливать здоровую, по его мнению, ногу, но тут обнаружил, что и она деревянная.
— Ни хрена себе! – сказал Хопкинс, и чтобы не раздражаться дальше – отпилил ногу попугаю.
И потекли дни плавания…. Команда до жути боялась Джима, и не напрасно. С каждым днем количество одноногих росло. Однажды ночью доктор Ливси вышел по нужде, и, сделав в море свое дело, собирался возвращаться в каюту, как вдруг заметил в полумраке притаившуюся, и чем-то знакомую фигуру.
— Это ты, Хопкинс? – спросил Ливси.
— Дай-ка пальчик… — попросила фигура. Ливси дал, и в корабельное помещение вернулся однопалым.
Ходячих на корабле становилось все меньше, и оставшиеся на ходу старались Джиму не попадаться, однако это не всегда удавалось. Джим прятался в бочке из-под яблок, и, когда кому-нибудь из матросов хотелось яблочка – он его получал взамен на отрезанную конечность…
…Наконец вдали показался остров.
— Матросы! – обратился к ним Джим, запихнув их в лодку, и спустив оную на воду. – Вы теперь – пираты, и подлежите повешению за шею. Поэтому – езжайте, и найдите мне клад, а не то, клянусь ухом Трелони, (и показал ухо) – старой доброй Англии вам не видать, как сквайру – второго уха.
Крики чаек заглушили отчаянный крик Трелони, и инвалиды погребли. Хопкинс пострелял в них из пушки, а потом пошел завтракать бутербродом.
К вечеру, на выдолбленном из цельного дерева плавучем средстве на шхуну явился странный посетитель. Он был обожжен загаром и одет в козьи шкуры.
— Я – бедный Бен Ганн, — сказал он. – Я провел на этом проклятом острове двадцать лет, и за это время ни разу не ел сыра. Дайте мне сыра, и я расскажу, где хитрый Флинт спрятал сокровище.
— Знаешь, Биг – Бен, — посоветовал ему бывший трактирщик, — не завирайся! Никакой ты не Бен Ганн, а Робинзон Крузо, поэтому – плыви! – И столкнул посетителя в море, где плескались акулы, но перед этим снял с него скальп.
А утром безногая команда вернулась, и привезла Хопкинсу пиастры и дублоны. Джим раздал им в качестве благодарности, заранее заготовленные протезы, и посоветовал основать на острове колонию под протекторатом Англии, для чего выдал флаг Объединенного Королевства и соответствующий реквизит. Команда прокричала – «Ура!», а Ливси прослезился и утер слезу скальпом Бен Ганна. Под приветственные крики шхуна взяла курс на Родину, где упомянутых в нашем рассказе лиц ждали уважение и почет. А также Роберт Льюис Стивенсон, немного неправильно изложивший и перевравший эту историю.

Похожие посты: