Мастер и Маргарита. (Константин Тарчевский)

Будучи проездом в Москве, мне довелось посетить знаменитые, благодаря бессмертному произведению В. Булгакова Патриарши пруды.
Купив мороженое, сильно уступавшее по качеству тому, что продавалось при жизни писателя и, накрошив в ладонь хлеба, я принялся кормить снующих вокруг голубей. Увлекшись этим занятием, я не заметил подкравшегося ко мне сбоку человека, чья одежда и исходящий от него запах позволял предположить, что к «сливкам» общества он имеет весьма отдаленное отношение.
Тем не менее для приведение своего организма в порядок он попросил не на пиво, а на «Алиготе», и в качестве благодарности пообещал показать местную достопримечательность, которую, по-видимому показывал всем приезжим.
Я согласился. Он взял меня под руку и подвел к обыкновенной на вид скамейке.
— На этой скамейке, — голосом профессионального гида начал он – состоялась историческая встреча Мастера и Маргариты, завершившаяся написанием одноименного романа. А начиналось все так:
Скромный на вид человек сидел именно на этом месте и никого не трогал. В руках он держал небольшой чемоданчик, в котором, при порывах ветра что-то позвякивало.
Мимо проходила женщина и держала в руках тревожные цветы. Они были такого противного желтого цвета, что сидящий вырвал букет у нее из рук и бросил в помойное ведро.
— Какое ведро? – спросил я.
— Ну, в урну, — не растерялся рассказчик – не перебивайте…
— Ах! – воскликнула женщина в белом (на ней было белое платье). – Скажите, Вы не Мастер?
— Ты уже восьмая, кто об этом спрашивает, — пробурчал владелец чемоданчика. Вместо того, чтобы таскать по улицам такие противоестественные растения – пойди и купи себе маргаритку.
— А я и есть Маргарита! – счастливо засмеялась дама.
— Тогда иди и купи саму себя! – проговорил невежливый человек и вознамерился уйти.
— Позвольте представиться, – загородил ему дорогу гражданин в коротких клетчатых брюках, из-под которых виднелись белые носки – Теленков!
— Иван Васильевич! – представился в свою очередь невоспитанный, крепко пожимая Теленкову руку. – Но профессию – не менял. А почему у вас такая странная фамилия?
— Вообще-то, — наклонился к его уху клетчатый – я хочу быть Коровьевым, но еще рано.
— Вполне разумное объяснение, – согласился с ним собеседник. – Но – я спешу!
— Как брата прошу, — не отпускал его человек со странной фамилией – не садись на трамвай.
— Еще чего, — отмахнулся от него чемодановладелец. И – направился к трамвайной остановке.
Как только из-за поворота вывернул трамвай, а спешащий занес ногу над рельсом – дама как с цепи сорвалась, кинулась как ястреб – и толкнула Ивана Васильевича под колеса.
— Вот тебе! – завизжала она. – Знаешь, сколько эти цветы стоят?
— Аааа! – закричал Иван Васильевич. Ему отрезало ногу, а из трамвая выбежала вагоновожатая и тоже закричала, но не «Ааа», а другое.
— Да! – кричала она сквозь слезы. – Я – Аннушка! И покупаю подсолнечное масло! Режьте меня, люди добрые, чем попало – а я от него не откажусь!
Теленков погрузил пострадавшего в машину, и отвез в больницу.
— Здравствуйте! – раздалось из двери на следующий день. – Вы на меня не сердитесь? Я вашу ногу подобрала и поместила в баночку со спиртом. Ей там хорошо. Когда вы поправитесь – вы можете на нее смотреть и вспоминать те времена, когда вы играли в футбол.
— Иван Васильевич задрожал и натянул одеяло на голову.
— А чтобы вы не скучали, — продолжала Маргарита – я принесла вам кота. Его зовут Бегемот, потому, что он толстый и любит воду.
Человек без ноги выглянул из-под одеяла и заметил, что дамочка держала в руках не кота, а маленького бегемота.
— Да! – сказал бегемотик. – Эта дура думает, что я кот. Приходится мяукать. Прикинь?
— Что же вы молчите? – взвизгнула дама, заламывая руки. – Вы жестокий и дрянь!
И выкинула больного в окно.
Тот упал со второго этажа, сломал руку и выбил пять зубов.
— Ваше поведение – недопустимо! – сделал замечание истеричке главврач, чье прозвище в узком кругу было – Фагот, так как он играл на фаготе. И выпроводил Маргариту из помещения.
К двери палаты Ивана Васильевича приставили охрану.
— Поздравь меня! – раздался крик из-за окна. – Я уже — Коровьев! А Маргарита из твоих зубов сделала ожерелье, и всем рассказывает, что это жемчуг!
Шло время, и природа брала свое. Инвалид медленно поправлялся и уже передвигался на костылях.
И наступил день выписки.
— Так ты Мастер, или нет? – спросила Маргарита, принимая Ивана Васильевича из рук медицинского персонала.
— Я – сантехник! – вырвалось из глубины души несчастного. Хороший!
— Раз хороший – то Мастер! – удовлетворенно заключила мадам. – Я отвезу тебя в подвальную комнатку, мы предадимся любви, а потом ты сядешь писать книгу.
— О чем? – простонал Иван Васильевич.
— Как о чем? – удивилась владелица подвальной комнаты. – Обо мне! И – если хочешь – о Воланде, Бегемоте и прочих, кого ты знаешь. Я сошью тебе шапочку с большой буквой «М», чтобы тебя ни с кем не перепутали, и мы войдем в историю…

Тут мой экскурсовод замолчал.
— А дальше? – спросил я, крайне заинтригованный необычным сюжетом.
— А дальше – открывается магазин! – ответил мой визави. – Прощайте!
Он ушел, а я еще долго сидел на скамейке, думая и сомневаясь – стоит ли рассказывать вам эту историю.
И вот, как видите – надумал.

Похожие посты: