День победы. (Константин Тарчевский)

С первым лучом майского солнца, проникшего через дырку, расположенную точно посередине клетчатой шторы Вениамин Храбрин открыл глаза, и первым делом посмотрел на календарь.
Число на календаре было красного цвета.
— Ага! – сказал сам себе Вениамин, соскочил с кровати, подошел к DVD проигрывателю, и отработанным движением вставил в него диск.
— «Освобождение» — появились на экране титры, сопровождавшие фильм. – Киноэпопея.
Храбрин внимательно просмотрел содержимое диска, а затем поставил другой — «Подвиг разведчика».
— Разведчика… — прошептал дрогувшими губами Вениамин, глядя куда-то вдаль. – Будем – разведчиками.
После такого замечания, обращенного неизвестно к кому, он вытащил из тумбочки нераспечатанную бутылку водки, открыл, и налил положенные ему наркомовские сто грамм. Выпил, и посмотрел на оставшееся.
— Командир… — раздалось со стороны календаря, — а в разведку по одному не ходят…
— А сколько вас? – спросил Храбрин.
— Четыре.
— Ну, заходите, — разрешил командир, показывая на голову. — Только осторожно, — и выпил еще четыреста. По сто на человека. По норме.
Отряд окреп, и вышел на улицу.
— Подождите! – обратился Вениамин к бойцам. – А мы взяли бутылки с зажигательной смесью? У тети Вари?
— У нее смесь не очень, — отозвался один из солдат. У нее в смеси нет сорока градусов, поэтому вражеская техника горит не всегда…
— Зато цена не такая, как у бабы Клавы, — возразил другой. — Клавин военный склад нам не по карману. Возьмем здесь.
— Разрешите обратиться! – прогремел молодецкий голос, когда разведчики строем покинули тетю Варю. – Возьмите меня с собой! Я отстал. Но готов!
— Это новенький, — пояснил один из разведчиков. Надо взять. Запас – не тянет. И тебе, командир — сто грамм не помешают?
— Не помешают! – согласился Храбрин. – Отряд! Привал.
Через сорок минут, когда новенький был зачислен, поставлен на довольствие, а подразделение было доукомплектовано — на улице послышался звук танкового двигателя. Все замерли.
Со стороны западного фронта, поблескивая желтыми боками, на них надвигался «Фольксваген – Тигр».
— Смотри, какая сволочь, — пробормотал новенький,- а раньше они в желтый цвет красили только «Жуков»…
Ничего — с… — стиснув зубы, просипел Вениамин, — и не такие горели…
Как змея, он проскользнул к железному монстру – и метнул горючую смесь. Зазвенели стекла, и раздались вопли раненых танкистов.
— Уходим! – заорал бойцам Храбрин, собираясь скрыться в ближайшей подворотне, но тут оказалось, что в его отряде был предатель. Он схватил руку Вениамина, заставил ее взять еще одну бутылку – и бросить ее в наш танк «Т – 34», на котором почему-то было написано – «Жигули».
К рыданиям немецких танкистов присоединились русские.
Храбрин обезумел. Такого он не ожидал.
— Под трибунал пойдешь! – закричал он ренегату, и, расталкивая плечами гражданских, которых на поле боя оказалось довольно много – побежал на конспиративную квартиру, чтобы сообщить связной о предательстве. Но явка оказалась проваленной, так как к связной приехал муж. Пришлось бежать на почту. Но и тут была засада. Телеграфистка ни за что не хотела принимать телеграмму, на которой получателем был указан Сталин, а вместо текста шли знаки азбуки Морзе.
Хорошо, что немного «Коктейля Молотова» осталось, и он, будучи употребленным внутрь, помог хоть немного расслабиться. Но ненадолго.
Из гастронома вышел фашистский агент. Вениамин узнал его сразу по черным очкам, и наброшенному на плечи красному флагу. Эта хитрость была известна. Кто заподозрит в тебе шпиона, если ты вместо куртки носишь советский флаг?
Храбрин попытался ликвидировать шпиона с ходу, но тот оказался спортсменом, и убежал с космической скоростью, оставив в руках командира знамя.
И тут в клубах дыма показался Рейхстаг. Рейхстаг только успел показаться, а флаг уже был. Что оставалось делать? Водрузить флаг!
Вениамин бросился вперед, смел многочисленную охрану, прорвался на крышу, и, уже надевая знамя на флагшток – был схвачен отрядом эсесовцев, которые отвели его в гестапо.
— Вот! – доложил плешивый штандартенфюрер, протягивая гауляйтеру Восточной Пруссии рапорт. — Опять! Каждого девятого мая – одно и то же!
— И что на этот раз? – осведомился гауляйтер.
— Разбил две машины, устроил дебош у гражданки, скандал на почте, а потом пытался водрузить на крыше горисполкома отнятую у гражданина красную куртку. Достаточно?
— Достаточно… — угрюмо сказал нацистский преступник, посматривая на Вениамина масляными глазками сквозь круглые очки. – Уведите!
***

Храбрин пришел в себя только на следующий день. И не дома. Верные разведчики сообщили, что будут ждать его через полтора года, предатель расстрелян, а сейчас нужно немного потерпеть…
Эх, ребята…

Похожие посты: