БОРТ 532 (Константин Тарчевский)

(сценарий)
В шестнадцать пятьдесят по московскому времени из туманного аэропорта Борисполь вылетел самолет Ил 62 (позывной — 532), и, неуверенно покачивая крыльями, взял курс на Берлин.
На его борту находилось 146 пассажиров, в числе которых был знаменитый иллюзионист и шарлатан Ури Геллер, который прилетал в Киев покушать мацу, борщ и фаршированную рыбу.
Неприятности начались через полтора часа, когда стюардессы начали разносить обед. Геллер силою мысли согнул сначала вилки, потом ложки, так что пассажирам пришлось есть руками, затем попытался силою мысли погнуть стаканы с водкой, но объединенная мужская мысль лайнера задавила мелкую мысль Геллера, как котенка. Мало того: Тарас Григорьевич Рушайло и его кум Григорий Тарасович Нерыба, возмущенные подлостью мысли любителя фаршированной рыбы связали того, и оставили в крайне неудобной позе обдумывать свое поведение.
В девятнадцать ноль шесть из заднего ряда кресел поднялся мужчина с бородой и вытянул вперед ладонь, на которой лежала маленькая коробочка.
— Тихо!- заорал он. – Мыычленмеждународногоосвобогикельногодвиженияспберемвасвзаложникиитребемсвободыыприматап.
И тяжко засипел.
Никто ничего не понял.
Тогда из соседнего кресла поднялась женщина с бородой. Сплюнув с досады, она принялась переводить.
— Мы, члены международного освободительного движения «СП», берем в заложники пассажиров самолета и требуем освободить из зоопарков всех приматов, включая дворников и сторожей.
Сидящий рядом с ней ребенок с бородой утвердительно кивнул.
— «СП» — это что? Совместное предприятие? – шепотом спросила жена швейцарского дипломата у соседки.
— «СП» — это Свобода Приматам, — презрительно бросила женщина с бородой, подслушавшая этот разговор. – Человек необоснованно гуляет на воле, а его собрат сидит в клетке и ест перезрелый до странности банан. Это справедливо? Мы боремся за то, чтобы все освобожденные от рабства приматы могли основать самостоятельную автономную республику на полуострове Крым и есть свои перезрелые бананы, не опасаясь насмешек толпы.
— Я извиняюсь, — извинился швейцарский дипломат, считавший своим долгом уладить все дипломатическим путем, — но где же ваше оружие? Или самолет заминирован? А?
— Заминирован? Ха-ха-ха-ха, — сатанински засмеялась женщина с бородой.
— Хи-хи-хи, — захихикал Ури Геллер, надеясь, что на него обратят внимание.
— В этой коробке, — неожиданно внятно заговорил мужчина с бородой, — находится радиоактивная блоха. Если я ее сейчас выпущу – вам конец.
— Этого не может быть, — качая седыми усами, произнес Карл Энгельс, профессор Берлинского университета, — нельзя облучить блоху настолько, чтобы это мелкое насекомое могло причинить вред окружающим.
Мальчик с бородой подошел к профессору и отвесил ему оплеуху.
— Не умничай, — сказал он. – Сама блоха не может, а вот подкова на ее ноге – может. Про мастера Левшу слышал? Последнее, что сделал в своей жизни Левша – подковал блоху подковой из чистого плутония, а потом умер в ядерных судорогах. Блоха же, между прочим – еще жива.
— А теперь, упырь, — подхватила бородатая женщина, — иди ка ты к пилотам и передай наши требования на Землю.
Придавленный, подавленный и размазанный полученной информацией профессор направился в командирскую рубку и сбивчиво объяснил ситуацию пожилому радисту.
Потрясенный и пожилой радист вызвал ближайший аэропорт.
— Земля, Земля, — одеревеневшими губами проговорил он в микрофон. – Это борт 532. В самолете блоха, и если вы не выпустите обезьян – это будет писец.
— Пошел на хрен, — ответили ему с Земли.
— Вы не поняли, — перехватил микрофон профессор, — отдайте обезьянам Крым, — и подкова больше не будет никому угрожать! Теперь поняли?
— Fack you, – ответили ему с другого аэродрома.
Между тем самолет неотвратимо приближался к Берлину.
Григорий Тарасович Нерыба, невзирая на опасность, прокрался к Ури Геллеру, развязал его и попросил, используя могучую силу мысли что-нибудь сделать.
— У тебя есть часы? – поинтересовался Ури.
— Есть, — ответил удивленный Нерыба.
— Идут?
— Идут.
— А вот теперь они никогда идти не будут, — мстительно улыбнулся Геллер и заснул.
— Земля, — хором, но в разных тональностях кричала в микрофон половина пассажиров, — в Левшачей подкове – плутоний. Они грозятся, что если вы не выпустите сторожей, в Крыму бананы будет есть некому…
***

Выполняющий секретную миссию в Камбодже агент 007 случайно перехватил переговоры борта 532 с Землей, все понял, слез с кактуса, надел смокинг и на реактивном дельтаплане вылетел в деревню Гмыревка. Там он приобрел бутылку «Дихлофоса», побрился, и на реактивном унитазе вылетел в Берлин, по пути нанеся визит Британской королеве.
Королева дала «Добро».
В Берлине тоже все поняли, хотя Бонд говорил по-японски.
Приземлившийся «Ил» сиротливо стоял на специально отведенной для него полосе, когда Бонд, переодевшись в крысу начал прогрызать иллюминатор.
— Посмотри, что там? – попросила бородатая женщина, успевшая за это время родить мужу бородатую двойню.
— Крыса, — равнодушно отмахнулся бородатый муж.
— А вот и нет! – пританцовывая воскликнул агент 007, появляясь в иллюминаторе и направляя струю «Дихлофоса» на коробочку.
В коробочке что-то звякнуло и лопнуло.
— Он убил его, — забилась в истерике женщина с бородой.
— Он убил его, — зарыдал радист.
— Бедный комарик, — заплакала двойня.
— Какой комарик? – ошеломленно спросил Бонд.
— Комарик на воздушном шарике, — заплакали пассажиры борта 532. – Они, бородатые, блефовали. Не блоха была там, но комар.
— Да пошли вы все, — обиделся агент 007 и улетел обратно на кактус.
***
Такой вот сценарий… в нем есть все: Опасность, любовь (разве не полюбили, в конце — концов, комарика?). Секретные службы, запутанная интрига и королева… Ури Геллер, в конце — концов.
Не хватает, разве что, здравого смысла.
А зачем он вам нужен?

Тогда из соседнего кресла поднялась женщина с бородой. Сплюнув с досады, она принялась переводить.

Похожие посты: